Россия может занять достойное место на мировом рынке нейротехнологий

Крупная международная конференция по биологически инспирированным когнитивным архитектурам BICA-2017 открывается 1 августа в Москве. Подробно об этом мероприятии рассказал РИА Новости заместитель директора Института интеллектуальных кибернетических систем (ИИКС) НИЯУ МИФИ, эксперт по искусственному интеллекту Валентин Климов.

— Международная конференция по биологически инспирированным когнитивным архитектурам BICA-2017 впервые проводится в России. Искусственный интеллект становится актуальной темой для нашей страны?

— Интерес к вопросу о воссоздании в компьютере человеческой мысли растет во всем мире. На конференции соберутся ведущие специалисты, которые занимаются различными аспектами искусственного интеллекта. К нам приедут ученые из 30 стран мира – США, европейских стран, стран СНГ, будут коллеги из Бразилии и Японии, Индии и Саудовской Аравии. Для нас важно, чтобы зарубежные эксперты увидели российский прогресс на этой стезе.

— О каком прогрессе идет речь? Россиянам действительно есть, что показать?

— У нас есть много интересных разработок. Например, коллектив профессора Алексея Самсоновича из ИИКС НИЯУ МИФИ продемонстрирует уникальный социальный эксперимент с «Виртуальными Акторами».

В эксперименте участвуют человеческие игроки (студенты МИФИ) и компьютерные игроки (боты). В игре есть две платформы: одна из них разрушается, а вторая является выходом. Компьютерные и человеческие игроки должны взаимодействовать друг с другом, чтобы телепортироваться на спасительную платформу. При этом они могут совершать определенные действия в отношении друг друга – помогать, отвергать, конкурировать и пр.

Игроки не знают, кто из них живой человек, а кто компьютер. Так вот, во многих случаях люди не могут отличить компьютер от человека. Это и есть своего рода «тест Тьюринга» (предложенный Аланом Тьюрингом в 1950 г. в статье «Вычислительные машины и разум» для проверки, является ли компьютер разумным в человеческом смысле слова). «Виртуальный Актор» способен подстраиваться под социальные модели поведения людей, человеческие эмоции.

— Многим людям пока очень сложно представить себе «эмоциональный компьютер». Вам не кажется, что тематика, связанная с искусственным интеллектом, сталкивается с неким психологическим барьером в России?

— Конечно, представить себе человека, который наравне взаимодействует с роботом, пока сложно. Но в нашей стране появляется все больше практических наработок на основе нейросетей. Давайте посмотрим реальные кейсы.

Коллеги из МФТИ создают для Сбербанка новое интеллектуальное приложение «iPavlov», которое впоследствии заменит банковские колл-центры.

МИФИ недавно разработал аппаратно-программный роботизированный комплекс «Кресло», который позволяет людям с ограничениями подвижности управлять системой с помощью мозго-машинного интерфейса, голосовых команд и жестов. «Креслом» могут управлять даже полностью парализованные люди. Инвалид сидит в кресле, перед ним ноутбук, а на голове небольшая шапочка, фиксирующая импульсы мозга: человек подумал, и «силой мысли» кресло поехало в нужном направлении.

Интересные наработки на основе нейросетей есть у Курчатовского института.

— Ваш прогноз на ближайшие годы.

— В России уже сейчас внедряются всевозможные нейроассистенты на базе мобильных телефонов, которые способны чувствовать своего владельца, подбирать под него определенные приложения, новости и пр. По моим прогнозам, через 3-4 года появится огромное количество таких устройств, которые будут учитывать индивидуальные особенности человека, считывать его эмоциональное состояние, планировать график, исходя из его личных интересов.

Адаптивность таких приложений будет возрастать, причем не по жесткому алгоритму, а исходя из анализа поведения человека и накопленной статистики.

Кроме того, появятся всевозможные нейротренажеры, которые будут усиливать когнитивные способности человека – тренировать его сообразительность, смекалку, память и пр.

Некие тривиальные вещи все чаще будут перекладываться на машину. В системе обучения за человеком останется только самое важное – творческое начало, передача накопленного опыта и практические уроки.

Человек и компьютер будут дополнять друг друга, все сложнее будет отличить одного от другого. Это будет некий симбиоз: компьютер будет выполнять сложновыполнимые для человека функции, машина возьмет на себя рутинные операции, освобождая человеку время для творчества. Это позволит людям свершать новые прорывные вещи.

— По сути, вы говорите о свершении нейротехнологической революции. На ваш взгляд, мы к ней готовы?

— Кто раньше начнет работать, у того будут конкурентные преимущества. Молодые перспективные ребята понимают это, активно идут на образовательные программы, где есть решения с анализом больших данных, нейротехнологии, когнитивные технологии. Конкурс в ИИКС увеличивается каждый год.

Мы имеем реакцию бизнес-партнеров, которые проявляют интерес к решениям на основе искусственного интеллекта. Это касается медицины, промышленности и других областей. Везде нужно анализировать большое количество данных, прогнозировать дальнейшее поведение, принимать решения.

Сейчас мы находимся, условно говоря, на лабораторной стадии, но уже через несколько лет это будет стадия реальных стартапов и компаний. В мире идет формирование рынка нейротехнологий. Россия должна ухватиться за эту тему, чтобы не быть в числе аутсайдеров, занимая достойный процент мирового рынка по данному направлению.